24 июля 2007 года,

Завидово, Тверская область



Выдержки из стенографического отчета о встрече с представителями молодежных организаций России

В.ПУТИН: Добрый день!

Знаю, что вы совмещаете свой отдых с учебой. Лекции слушаете, семинары проводите. У нас это не первая встреча такого рода и в таком формате. Очень рад вас видеть, добрый день еще раз!

У нас есть возможность поговорить по серьезным вопросам, впрочем, конечно, можно по любым, – по каким вы захотите.

Впереди такой насыщенный, очень активный политический сезон в стране. От решения этих вопросов очень многое будет зависеть в России. Имею в виду парламентские выборы в декабре этого года и президентские выборы в начале следующего года. Здесь представлены молодые люди, которые работают в шести молодежных организациях, а всего у нас в стране, если мне не изменяет память, – сто общероссийских и почти двадцать тысяч региональных детских, юношеских, молодежных организаций.

Очень бы хотелось, чтобы молодые люди в нашей стране были еще более активными в сфере внутренней политики, чем та ситуация, которую мы видим сегодня. А сегодня наиболее активно в политическом плане ведут себя представители среднего, старшего поколения. И понятно, потому что это люди, которые знают, понимают силу своего жизненного опыта, о том, какое значение для страны имеет принятие тех или иных решений в рамках политических процессов, о которых я упомянул только что. Но не только это представляет интерес с точки зрения организации той работы, которой вы занимаетесь в молодежной среде.

Мы много раз возвращались к очень острой и малоприятной проблеме, связанной с национализмом, ксенофобией. Мы с вами хорошо понимаем, и я тоже об этом много раз говорил, что в многонациональной стране, какой является Россия, процессы подобного рода являются разрушительными, уничтожающими страну. Особенно странно смотреть, когда в литературе, в Интернете появляются вещи, связанные с пропагандой нацизма. Это возможно только, по моему глубокому убеждению, из-за невежества тех, кто это делает. Потому что, если бы было достаточно информации, если бы люди понимали, о чем они говорят и что они пропагандируют, уверен, что как минимум это сократилось бы в разы.

Поговорим и о чисто молодежных вещах, таких как спорт. Вы знаете, что мы выиграли право проведения Олимпийских игр в Сочи. Это дает нам повод, вот только что мы с Правительством об этом говорили, дает нам возможность использовать это как повод прежде всего для развития массового спорта. Если какие-то другие вопросы вы считаете нужным и хотели бы обсудить, пожалуйста.

В.ЯКЕМЕНКО: Я участвую в развитии движения «Наши» уже не первый год, третий год мы на Селигере и второй раз мы у Вас здесь.

Хотел бы понять Ваше мнение. Мы две проблемы выделяем из ряда проблем, которые стоят перед Россией.

Первая. Мы до сих пор не очень четко понимаем место России в мире. И что хуже, поколение молодых людей, – а мы можем достаточно компетентно об этом говорить, – которое сегодня есть в России, по крайней мере большинство, не связывает свою судьбу, свою жизнь с жизнью страны. Я поясню, буквально приведу несколько примеров.

Вроде бы девушки понимают, что сокращается население, но троих детей они рожать не хотят, и всегда на это есть причины: денег нет, квартиры. Вроде армия нам нужна, но не очень молодые люди в ней хотят служить. Вроде как налоги нужно платить, но это должен делать кто-то другой. Вроде коррупция – это плохо и несправедливо, но тем не менее с ГАИ некоторые позволяют себе решать вопрос подобным образом.

Получается, что значительное количество молодых людей как-то считает, что есть какие-то другие люди в стране, которые вроде как все эти вопросы должны бы решать, но это не они. Очевидно, что сил движений, которые здесь представлены, – на мой взгляд, я могу ошибаться, – не вполне хватает.

В этой связи возникает вопрос. У нас же в стране всем, что связано с работой с молодежью, кроме общественных организаций, занимаются еще различные структуры: от комитетов по делам молодежи до пионерлагерей. И у нас появляется такая мысль, что если мы все-таки хотим видеть это будущее определенным и понятным, хотя бы лет через пять-десять, то нам нужна помощь. Какая? Либо все те, кто отвечает за работу с молодыми людьми, или значительное количество этих людей должны уйти и уступить место тем, кто действительно и вполне понимает, что нужно делать, и представляет работающую эффективную модель, либо, может быть, стоит подумать о создании единого центра управления молодежной политикой, своеобразной корпорации.

Сегодня Россия пошла по пути создания корпорации, которая обеспечивает ее безопасность, просто страхует ее развитие. Мы не допускаем, чтобы стратегические ресурсы попали не в наши руки. Может быть, стоит подумать о том, что такой важнейший ресурс, как молодые люди, требует четкого внятного центрального управления. А может быть, и нет, Владимир Владимирович. Уже это было, и это все не всегда хорошо заканчивалось. И поэтому хотелось бы понять Ваше видение этого вопроса. Спасибо.

В.ПУТИН: Вы хотите, чтобы я сразу отвечал на каждый вопрос? Давайте я в общих чертах отвечу, как я это себе представляю, а потом, может быть, мы еще многократно вернемся к отдельным аспектам той проблемы, которую Вы затронули. Но давайте только не будем валить на девушек, что они не хотят детей иметь. Нужно чтобы и мужчины были в состоянии брать на себя ответственность за семью. Нужно, чтобы оба супруга хотели иметь детей и имели такую возможность.

Что же касается других аспектов, повторяю, мы поговорим об этом поподробнее. Но создавать какой-то единый центр управления молодежью – я думаю, что это уже в прошлом. Государство должно создавать условия для того, чтобы молодые люди могли себя реализовать в профессии, прежде всего могли бы реализовать себя в быту, в искусстве, в политике – где угодно. Кстати, очень рассчитываю на то, что молодые люди попадут в избирательные партийные списки и их количество там увеличится. А те, кто не будут непосредственно в списках, те, кто не будут пользоваться активным избирательным правом, тем не менее активно будут вести себя в ходе избирательной кампании, будут привлекаться в качестве агитаторов, помощников и так далее, и так далее.

Государство должно создать условия для того, чтобы молодые люди могли себя реализовать, для того, чтобы они были конкурентоспособны. Государство должно сделать главное, а главное, на мой взгляд, заключается в том, чтобы внушить каждому молодому человеку уверенность в своих силах, внушить ему уверенность в том, что он может быть успешным, может быть конкурентоспособным. И за счет этого сделать конкурентоспособной всю страну. А все остальное – это уже приложится.

С.БЕЛОКОНЕВ: Добрый день!

Я хотел бы в развитие того, что Вы сказали, рассказать немного о Всероссийском образовательном форуме «Селигер-2007» и о тех технологиях, которые наработало движение «Наши» за последние несколько лет.

«Селигер-2007» – это модель того общества, которое мы хотели бы видеть через десять лет. Есть несколько основных линий. Одна из них – это проектная деятельность. Все участники форума собраны в направления, в проекты, которые формируют стиль поведения. Их достаточно много,
около 17. И если на примере нашей армии говорить, то вчера еще люди уклонялись от армии, а сегодня они работают по десяткам, и уже осенью более пятисот человек пойдут в Вооруженные Силы добровольно, решая задачи и проблемы, которые есть там.

В.ПУТИН: Добровольно, но по призыву. Или нет?

С.БЕЛОКОНЕВ: Да. Добровольно по призыву.

В.ПУТИН: Это в нашем стиле.

С.БЕЛОКОНЕВ: И таких направлений достаточно много.

Помимо этого мы стараемся создавать субкультуры в нашей среде, около десяти тысяч человек сейчас там. И есть такое течение людей в лагере, которым небезразлично, что происходит вокруг. Им есть до всего дело, – так называемые «рыжие». Сегодня многие присоединяются к этому, и это есть такое моральное обновление и формирование общего понимания того, что стоит к проблемам, которые тебя окружают, относиться как к своим.

Помимо субкультурных таких вопросов мы также акцент делаем на новом образовании. У нас есть наработки, мы занимаемся стандартизацией российского образования. Несколько десятков иностранных студентов сегодня присутствуют на Селигере, вместе с ними мы проводим сравнительный анализ программ, стандартов, дисциплин и что-то лучшее берем у них, из их программ, из лучших вузов мира, а также оставляем, естественно, что-то хорошее, что есть у нас. У нас есть проектное управление, мы также занимаемся тем, что организуем контакты между студентами технических вузов и лучшими инновационными центрами, потому что внедренческая проблема в инноватике ключевая, и мы это также пытаемся решать.

Одним словом, я хотел бы сказать, что Селигер как концепция имеет право на будущее, на мой взгляд. И было бы правильно, чтобы подобные формы распространялись и такие лагеря проводились в других регионах.

Вот то, что я хотел сказать. Спасибо.

В.ПУТИН: Это не вопрос – это пожелание поддержки, я так понимаю. Проблема, которой вы занимаетесь, важнейшей проблемой является. Вы знаете, мы даже в рамках национальных приоритетов определили это в качестве одного из национальных проектов. Хотя, я думаю, что всем понятно, что проект – это условное название: и по жилью, и по образованию, и по здравоохранению – это условно. Я уже много раз об этом говорил, это не значит, что мы с помощью этого проекта решим все проблемы, допустим, в той сфере, которую вы сейчас затронули, – в образовании. Но это значит, что мы обращаем внимание всего общества, концентрируем ресурсы: финансовые, административные ресурсы, политические ресурсы – на решении этой проблемы. И то, что вы это подхватили, это очень приятно, это говорит о том, что мы правильно делаем, что выделяем это в отдельный сегмент, требующий особого внимания.

Не буду комментировать ничего из того, что вы сказали по образованию как таковому, потому что с этим можно только соглашаться. А что касается мероприятий подобного рода, как вы проводите ежегодно то, конечно, надо тиражировать, надо помогать другим общественным молодежным организациям проводить такие мероприятия. Я сказал, что у нас 100 федеральных и 20 тысяч региональных. Вы же не можете собрать на Селигере всех абсолютно активистов ваших молодежных движений. Тех, которые представлены здесь, шесть организаций, даже их не можете всех собрать. Попробуйте организовать это в других местах. Если наша помощь потребуется, я имею в виду – моя помощь, помощь Правительства, мы, конечно, это сделаем.

Пожалуйста, еще.

С.ФАТЕЕВ: Я лидер движения молодых политических экологов Подмосковья «Местные». Я хотел бы буквально за две минуты объяснить, что такое «политическая экология» в нашем понимании.

Наше движение выступает не только за чистоту окружающей среды, но еще и за чистоту в политике. Вот что значит политическая экология. Основные приоритеты нашего движения и направления – это экологическое направление и национальная программа.

В рамках экологического направления мы проводим достаточно большие экологические акции «Чистое Подмосковье». Они у нас проходят несколько раз в год (два раза они стабильно проходят у нас). В них принимают участие более 30 тысяч активистов нашего движения.

Не секрет, что большая проблема сегодня именно с несанкционированными свалками, которые есть в Московской области, и с полигонами. То есть мы сегодня уже начали принимать решения, общаться с Правительством, и эффект есть – для подвижек к тому, чтобы эта проблема была решена.

Второй момент, – это, я уже говорил, национальная программа. В рамках национальной программы у нас проходит следующее. Сегодня в Московской области проживает очень много национальных общин, и иногда их некорректное поведение провоцирует профашистские движения к экстремистским действиям и к разжиганию межнациональной розни. Что мы делаем, чтобы этих ситуаций не возникало в Московской области? Во-первых, мы взяли на себя ответственность и проводим рейды по рынкам, ведем жесткий мониторинг в рамках федерального закона о защите прав национального производителя, хотя сегодня в московском и в других регионах он уже вступил в силу. Эффект от этого большой, но не всегда и не во всех районах даже Московской области он действует так, как должен был бы действовать. Потому что внешне кажется, что все нормально, но за определенной тенью все-таки система осталась прежней.

Более того, второй момент. Мы работаем с молодежью и всячески пытаемся ей объяснить, что сегодня много оппозиционных движений, которые призывают силовым путем решать все вопросы, которые возникают на национальной почве, то есть призывают к экстремизму. Мы обращались в прокуратуру для того, чтобы они проверили деятельность одной из таких организаций, это движение «против нелегальной миграции». Сейчас проверка ведется, мы постоянно дополнительные факты сообщаем.

Более того, основная наша задача – не позволить никаким экстремистским организациям разжечь межнациональную рознь как в Московской области, так и по всей России. При этом при всем мы также делаем замечания всем постоянно живущим здесь мигрантам из разных регионов, которые некорректно себя ведут, чтобы на этой почве не возникал как раз тот самый повод для разжигания межнациональной розни. Потому что если мы сегодня проведем определенный мониторинг, то можно сделать вывод, что национальный вопрос очень и очень остро стоит. В дальнейшем, осенью скорее всего, если и будут какие-то провокации, то это будет именно связано с национальным вопросом.

Пользуясь случаем, наше движение приглашает поддержать нашу позицию именно в работе с национальными вопросами и в решении их. Все движения, которые и здесь присутствует и которые мы знаем, мы взаимодействуем по этим вопросам.

Вот, наверное, и все. Спасибо.

В.ПУТИН: Что касается экологии как таковой, то мы с вами хорошо знаем: между развитием и сохранением природы всегда существует конфликт. Всегда есть вопрос: как обеспечить развитие и сохранить природу? И это, собственно, экология как таковая. И в этой связи, конечно, нам нужно повышать культуру восприятия этой проблемы. Нужно понять, что без сохранения природы развитие бессмысленно. Но развитие тоже нужно. И поэтому здесь на молодых ученых, конечно, большая надежда, на молодых предпринимателей – тех людей, которые мыслят по-современному, тех, которые могут добиваться правильных эффективных решений, сохраняя природу. Нужны новые разработки, новые технологии, новые организационные формы.

А что касается политической экологии, то Вы, по сути, подхватили ту тему, о которой я уже сказал. И я с Вами согласен. Конечно, без того, чтобы люди, которые приезжают в Российскую Федерацию, соблюдали наши законы, наши традиции и обычаи, конечно, нам не обойтись. И все, кто приезжают, должны знать об этом. У нас на этот счет очень много всяких поговорок существует, пословиц и так далее – со своим уставом, как говорится, в другие места лучше не лезть. Это, конечно, почва для разжигания национализма внутри страны. И при любом развитии событий, – при любом, – недопустим и великодержавный шовинизм, – при любом! Если кто-то ведет себя некорректно либо не соблюдает российских законов, этих людей нужно призывать к соблюдению нашего законодательства законными способами, только законными.

Но здесь мы сталкиваемся с другой проблемой – с проблемой эффективности деятельности на этом направлении органов власти и управления. Если приезжие коммерсанты на корню скупают местные органы власти либо правоохранительные структуры, и граждане видят, что обращаться за защитой не к кому, то тогда, естественно, возникают стихийные протесты.

И в этом смысле, считаю, вам нужно было бы посмотреть и вот на эту сторону дела, посмотреть, как органы власти справляются с возложенными на них задачами. Посмотреть изнутри, снизу, с земли, что называется, – это было бы неплохо.

М.МИЩЕНКО: Здравствуйте, Владимир Владимирович! Я – лидер движения «Россия Молодая». Наше движение зародилось в студенческой среде МГТУ имени Баумана. И знаете, Вы лично сыграли огромную роль в моей судьбе. Вы, наверное уже не помните, в 2000 году Вы приезжали к нам в МГТУ имени Баумана, и к Вам подошла студентка симпатичная и попросила у Вас автограф. Вот этот автограф сейчас у меня.

В.ПУТИН: А Вы здесь причем?

М.МИЩЕНКО: Дело в том, что эта студентка стала моей женой, и у меня уже родилась дочка Маша, ей три года.

В.ПУТИН: Поздравляю Вас.

М.МИЩЕНКО: На самом деле эту подпись она очень часто использовала в нашей семейной жизни. И когда у нас возникали споры, она постоянно ее доставала и говорила: «вот видишь, у меня есть автограф Президента, а у тебя нет». И именно поэтому я пошел заниматься политикой.

Наше движение «Россия Молодая» в основном известно рядом громких уличных акций противодействия несистемной оппозиции. Вы как-то сказали, что «Марши несогласных», организованные «Другой Россией», Вам не мешают. Позвольте мне здесь с Вами не согласиться. Они нам мешают, потому что мы против того, чтобы власть в нашей стране обреталась запрещенными методами запрещенных организаций, такими как НБП. Тем более для организаторов этих акций это не форма проявления протеста, а просто отрабатывание денег – мы знаем, в общем-то, чьих.

«Россия Молодая» – это московское студенческое движение, и мы в основном работаем в Москве. Главный наш проект – это создание независимой системы студенческого самоуправления. Нам не нравится то, что люди, которым уже за сорок лет, используют студентов, нам не нравится, что сохраняется профсоюзная система, которая еще во времена Советского Союза была, работала и сейчас уже морально устарела, и теперь многие великовозрастные политики используют студентов за проездные билеты для того, чтобы удовлетворять свои политические амбиции.

Мы создаем независимое студенческое самоуправление, и просим Вас поддержать этот проект, и просим все остальные движения присоединиться к нам.

И еще. Мне бы хотелось подарить Вам нашу мечту. Мы оформили ее в виде песни, диск у меня с собой, и после этого мероприятия я бы хотел Вам отдать его и прошу Вас обязательно послушать эту песню.

В.ПУТИН: Давайте прямо сейчас, что лямку тянуть? Спасибо. Как Вашу супругу зовут?

М.МИЩЕНКО: Юля.

В.ПУТИН: Юля. А дочку Маша, да? Привет им передавайте.

М.МИЩЕНКО: Была Алехина, стала – Мищенко.

В.ПУТИН: Понятно. Поздравляю Вас.

Что касается того, что люди, по старым, еще советским меркам, вышедшие за так называемый комсомольский возраст, руководят молодежным движением, то здесь никакой новизны нет. Помните, там была даже песенка такая, переделали ее: «Не расстанусь с комсомолом, буду вечно молодым». Это было в основном в отношении одного из первых секретарей, неплохой он был первый секретарь, кстати сказать, но по возрасту давно из комсомольского возраста, правда, тогда вышел.

Что касается вопроса, который Вы подняли, то я думаю, что все политические силы страны имеют право в соответствии с законами и Конституцией выражать свое мнение, проводить демонстрации, должны пользоваться в полном объеме свободой слова, но именно в рамках действующего законодательства, не нарушая его и не создавая проблем для других граждан, не провоцируя правоохранительные органы на силовые действия. Если их цель заключается в организации этих провокаций, чтобы привлечь к себе внимание, это, конечно, плохо. Но хочу выразить надежду на то, что наши правоохранительные органы сами, действуя в рамках закона, будут обеспечивать исполнение этого законодательства. Все оппозиционные силы – и те, которые считают себя близкими к власти – и так далее, все должны быть равны перед законом.

Что же касается деятельности независимых молодежных организаций, то, безусловно, мы это будем поддерживать. Я в принципе об этом и сказал, когда отвечал на первый вопрос, когда говорил о том, что государство должно не централизовать и организовывать все, а создавать условия для того, чтобы молодые люди, имея в виду самые разные взгляды, которые у них есть, могли бы объединяться в независимые организации и помогать своим сверстникам добиваться успехов в жизни.

Н.ОРЛОВА: Я председатель политсовета движения «Молодая Гвардия Единой России» и фанат своей организации.

Мне кажется, что если бы я задала всем сидящим здесь молодым политикам вопрос, что важнее в государственном масштабе – быть специалистом по загибанию концов лыж или быть политиком, мне кажется, что вы бы все ответили, что, наверное, политиком. К сожалению, сегодня специализации и профессии политика нет. Политик у нас занимается с частицей «и». У нас есть успешные бизнесмены и политики. Люди, которые закончили факультет дипломатии и занимаются политикой.

«Молодой Гвардии» не очень нравится такое положение дел, поэтому «Молодая Гвардия» вместе с «Единой Россией» решили это дело исправить. 10 апреля прошлого года "Единая Россия" выделила 20 процентов квот для молодежи, то есть это беспрецедентное решение...

В.ПУТИН: 20 процентов где?

Н.ОРЛОВА: 20 процентов для того, чтобы в своих списках…

В.ПУТИН: В партийных списках?

Н.ОРЛОВА: Да, в партийных списках. При этом единственное ограничение – это возраст до 28 лет. Это с региональной точки зрения. Для выборов в Государственную Думу та же самая квота сохраняется. Единственное – возраст повышен, и там 35 лет. И многие из здесь присутствующих, соответственно, нашу программу «Политзавод» прошли. Это впервые в истории, когда партия не просто стала фотографироваться на фоне молодых, а когда она отдала этот кусок власти. Таким образом, у нас около 30 человек стали депутатами, больше двух тысяч прошли «Политзавод», и сейчас 280 человек в федеральных списках у нас значатся.

Помимо того что «Молодая Гвардия» проводит такую кадровую политику и позволяет молодым людям пройти во власть, у нас есть лозунг «Молодежь – в политику!» (значит, во власть), мы успешно занимаемся еще и предвыборной кампанией. В региональной кампании, которая у нас была в марте, мы приняли участие, был собственный проект, который назывался «Фактор Гвардии», и, по оценкам экспертов, в том числе и специалистов из «Единой России», «Фактор Гвардии» как молодежный проект принес партии около пяти процентов голосов. То есть, я считаю, и все считают, что это большой процент.

Соответственно сейчас перед нами стоит новая задача. Эта задача называется выборы, и эта задача называется сохранение нынешнего политического курса. И поэтому мы предлагаем в рамках молодежных избирательных штабов объединить представителей всех молодежных движений не по принципу принадлежности к организации, а по принципу решения ключевых вопросов для страны. Ну, а после того, как выборы пройдут, «Молодая Гвардия» предлагает той же самой объединенной компании взяться и решать вопросы уже национального масштаба. Например, помогать реализовывать нацпроект «Здоровье» или «Образование».

Как Вам такая идея?

В.ПУТИН: Идея неплохая, но если вы делегируете в органы власти каких-то своих представителей по тем же партийным спискам, то, я думаю, что они должны быть и проводниками ваших идей там.

Н.ОРЛОВА: Так оно и есть.

В.ПУТИН: И не обязательно это должно быть только образование или здравоохранение. Это могут быть любые проблемы, которые важны для жизнедеятельности страны и для молодежных движений, и вообще для молодежи в целом. Нужно, чтобы они не просто были делегатами от молодых политиков, а чтобы они выражали интересы этой среды, выражали интересы этих людей, добивались реализации тех или иных задач, которые вы перед собой ставите, но уже на законодательном уровне или работая в органах исполнительной власти, или инициируя перед исполнительной властью те или другие проблемы и подталкивая их решение. Иначе им нечего идти во власть.

Когда мы разговаривали с представителями различных партий, в том числе с «Единой Россией», я сам выступал за то, чтобы молодых было больше в списках, но не только для того, чтобы они были каким-то «паровозом», для того, чтобы молодые люди пришли на избирательные участки, проголосовали за эту партию, – а именно для того, чтобы, придя в органы представительной или исполнительной власти, чтобы они там работали, выражая определенное мнение.

И если исходить из того, что это функционеры вашей организации, то ваша организация должна осуществлять определенную интеллектуальную подпитку их деятельности там. Вот это было бы важно и правильно.

М.ДРОКОВА: Здравствуйте, Владимир Владимирович! Я – комиссар движения «Наши» и руководитель штаба Московского регионального отделения.

Вы знаете, когда 4 июля ночью в руках у Председателя Международного Олимпийского комитета я увидела табличку «Сочи – 2014», самым большим моим желанием было поздравить Вас с этим.

В.ПУТИН: Спасибо.

М.ДРОКОВА: Сейчас эйфория от этой победы немножко прошла, и у меня остался вопрос.

Есть люди, которые считают, что я неглупая девушка, я победила во Всероссийской олимпиаде по обществознанию, из обычной тамбовской школы поступила в лучший вуз страны – в Московский государственный университет.

В.ПУТИН: На какой факультет?

М.ДРОКОВА: Факультет госуправления. Но до сих пор не могу понять, как ответить на вопрос: действительно ли победа Сочи – это признание России великой державой, признание того, что все страны должны считаться с Россией? Или здесь больше заслуга Вашего личного обаяния, Ваших личных контактов, связей и энергетики, которую Вы приложили к этому делу? Я бы хотела попросить Вас помочь мне с ответом на этот вопрос.

В.ПУТИН: Вопрос несложный, и я думаю, что многие со мной согласятся: если бы мы не смогли восстановить территориальную целостность страны, если бы мы не прекратили противостояние на Кавказе в том виде, в котором оно было лет пять-семь назад, если бы мы принципиальным образом не изменили ситуацию в экономике и в решении социальных задач – не видать бы нам никакой Олимпиады как своих ушей.

Это результат деятельности всех нас, всего нашего народа за последние шесть-семь лет. Это самое главное условие, без которого не было бы никакой Олимпиады. Это первое.

Второе, тоже очень важное, я на это обратил внимание, когда разговаривал с членами Международного Олимпийского комитета (а я с ними провел очень много времени, я приехал накануне, и беседы шли в индивидуальном порядке, это не запрещено Олимпийской хартией, олимпийскими правилами). 12 часов перед голосованием, с 12-и дня до 12-и ночи, практически не переставая, встречался с членами МОК. Потом еще пришел на прием и там еще с ними продолжал это общение. Для чего я это говорю? Подавляющее большинство членов Международного Олимпийского комитета в разговорах прямо говорили: «Мы хотим поддержать сегодняшнюю Россию». Это очень важно, это значит, что наша страна востребована на международной арене как сильное, независимое, самостоятельное государство со своим мнением, со своей позицией и с возможностью отстаивать эту независимую позицию на международной арене. Это очень востребовано сегодня в мире. Я и не сомневался, что так и есть. Но ход дискуссии с членами МОК самым ярким образом это подтвердил. И это сигнал того, что в целом мы – на правильном пути. И те люди, которые придут от вас в исполнительные, в законодательные органы власти, должны это знать и должны наращивать наши усилия по дальнейшему улучшению ситуации в стране и после выборов Государственной Думы, и после выборов Президента Российской Федерации в марте 2008 года.

Конечно, неплохо поработал Заявочный комитет: работал эффективно, надежно, и многое сделал для того, чтобы обеспечить победу. Кстати говоря, там работало очень много молодых людей, достаточно молодых, энергичных, эффективных, знающих, что и как надо делать, владеющих иностранными языками и уже получивших достаточно хороший опыт в других сферах деятельности, в том числе и в бизнесе, на административной работе.

Я уже говорил об этом, хочу повторить: мне бы хотелось, чтобы мы не просто возводили спортивные объекты, а чтобы мы наращивали наши усилия по развитию массового спорта, особенно среди молодежи, чтобы это отвлекало девушек и молодых ребят от улицы, чтобы отвлекало от наркоты всякого рода, от преступности и так далее. Вот это первое.

Второе. Вы знаете, что мы выделяем достаточно большие деньги, об этом уже много раз говорилось. Тем не менее я еще раз повторю, из
12 миллиардов, которые мы предполагаем истратить на эти цели,
5 миллиардов – это частные деньги, не государственные. Эти средства частные должны пойти на окупаемые проекты: на гостиницы, подъемники и так далее – все, что связано с бизнесом непосредственно. Остальные средства – государственные. Но две трети из этих государственных средств (две трети, хочу подчеркнуть) мы предполагаем истратить на развитие инфраструктуры Юга России: транспорт, связь, дороги, тоннели, мосты, коммуникации. Стыдно сказать, в Сочи до сих пор канализации нет нормальной. А это значит – решение экологических проблем. Ну и, конечно, собственно, спортивное строительство, строительство спортивных сооружений для массового спорта и для национальных сборных. Мы после распада Советского Союза утратили почти все наши базы подготовки олимпийцев в среднегорье. А это очень важно для подготовки высококлассных спортсменов, именно среднегорье. Они у нас остались где? На Медео в Казахстане; остались в Грузии; остались в Армении; по-моему, в Молдавии что-то осталось; в Латвии осталась какая-то база. Поэтому для нас это очень важно.

Таким образом, все, что запланировано, и все, что будет истрачено на подготовку к Олимпийским играм, – это практически все, без всякого преувеличения, должно будет служить многие и многие десятилетия миллионам людей и развитию спорта в России.

Это знаковая, хорошая победа.

Н.ШУЛЬГА: Наталья Шульга, я комиссар движения «Наши». За три года, работая в движении в сфере уличных технологий, я научилась выводить людей на улицы, научилась формировать команды вокруг конкретных государственных задач.

В.ПУТИН: «Шаманить» научилась.

Н.ШУЛЬГА: Это вопрос опыта и технологий. И так получилось, что мне повезло попасть в Лондон на стажировку долгосрочную. Причем в тот момент, когда еще докручивалась тема по поводу Политковской, начинала только раскручиваться тема с Литвиненко, и все это на фоне событий в Москве с Энтони Брентоном.

У меня был опыт общения с местными СМИ, которые позволили мне осознать такую проблему. Есть очень четкий негативный образ России, который они выстроили за несколько лет, и сломать эту стену извне невозможно. И в тот момент ко мне пришло осознание, что было бы здорово, если бы мы сейчас уже отправляли сотни людей, прошедших через наше движение, тех людей, кто принимает ценности суверенной демократии как свои личные, и государственные задачи как свои личные, там бы эти люди на хорошем английском ненавязчиво стали бы формировать субкультуру и транслировать идеи суверенной демократии на западное сообщество, корректируя негативный образ в нашу пользу.

Вопрос в чем. К сожалению, мне не удалось пообщаться с дипломатами и не удалось понять их позицию. Хотелось бы узнать, какую позицию и линию выстраивает дипломатия русская там, какой образ России они строят и какой нужен нам.

И второй вопрос. Владимир Владимирович, рассчитываете ли Вы на движение «Наши» как на ресурс выстраивания отношений между Лондоном и Москвой? Можем ли мы брать на себя функции, по сути, института международной политики? Спасибо.

В.ПУТИН: То, что ваше движение может и должно заниматься всеми вопросами, в том числе и вопросами международной политики, это очевидно. Здесь нет никаких проблем. Наоборот, я буду это всячески приветствовать и поддерживать. Это первое.

Второе. Можете ли вы выступить какими-то посредниками в выстраивании отношений с отдельными странами, в данном случае с Великобританией? Можете. Нужно ли это делать? Не нужно. Мы с ними отношений не портим, пусть они сами выстраивают с нами отношения.

Что касается того, чтобы поправлять, как Вы сказали, имидж России, тоже не нужно. Чего подправлять? Вы знаете, для чего это делается, как это происходит? Это делается для того, чтобы создать вокруг России такую атмосферу, которая помогала бы кому-то решать свои собственные задачи внутри нашей страны и делать нашу позицию более мягкой по каким-то важным международным проблемам, понуждать нас к решению проблем в том ключе, который выгоден для наших партнеров.

Вот для чего это делается. И этих людей, которые это делают, вы все равно не убедите. Они тупо будут лупить то, что им приказано, и то, за что им заплачено. Вот и все. Они отрабатывают это. Знаете, это просто инструмент воздействия на Россию. И нам играть на их поле ни к чему. Нам просто нужно работать в позитиве, улучшать ситуацию внутри страны социально, экономически, политически, делать ее свободной, еще более демократической, бороться с бюрократией, бороться с мздоимством и так далее.

Раньше что говорили? Две большие проблемы у нас – дороги и дураки. А сейчас у нас, я думаю, две другие проблемы – некомпетентность и мздоимство. Вот две самые большие проблемы в России сегодня. И в этом смысле, конечно, молодые очень многое могут сделать. Говорю на самом деле вполне серьезно, потому что молодые люди лишены груза негативного опыта, у них больше сил, больше современных знаний. И в этом смысле они могут сыграть действительно ключевую роль в решении и одной, и второй проблемы, о которых я сказал.

Теперь по поводу вот этих «шумных» дел. Думаю, что вы уже многократно обсуждали это, слышали. Тем не менее скажу еще раз.

С чем связана эта проблема, которая раздувается сейчас со стороны наших британских партнеров? Произошла трагедия: погиб господин Литвиненко в Лондоне. Они предъявляют претензии к одному из наших граждан – к Луговому. Хотят, чтобы мы его экстрадировали туда. Но у них в Лондоне прячутся тридцать человек, которые разыскиваются нашими правоохранительными органами за совершение тяжких и особо тяжких преступлений. Они даже не чихнули и не подумали их выдавать.

У них такие же проблемы – в меньшем масштабе, но были – и с США, как ни странно, были с Францией, с другими странами. Они никуда не выдают людей, которые прячутся на их территории, в том числе и людей, которые подозреваются и обвиняются в террористической деятельности. А к другим странам, к нам в том числе, они предъявляют какие-то повышенные претензии, в том числе дают оскорбительные, на мой взгляд, для нашей страны и для нашего народа советы – поменять Конституцию. Мозги им надо поменять, а не Конституцию нашу. Мозги – и скажу почему. Потому что то, что они предлагают, – это очевидный рудимент колониального мышления. Они уже, наверное, подзабыли, что Британия – уже давно не колониальная держава, и колоний нет, и Россия, слава Богу, никогда не была колонией Великобритании. И давать такие советы – это оскорбить самих себя, это показать то, что у них в мозгах еще сидит мышление прошлого или позапрошлого века.

Надо с уважением относиться к партнерам. И тогда мы будем с уважением относиться к ним.

МАРИНА: Владимир Владимирович, сейчас все серьезно говорили, но у меня к Вам вопрос больше как к человеку, нежели как к политику. Мы сейчас проходили на территорию, тут у вас различные преграды, препятствия, меня нигде не пускали. Это понятно, это безопасность.

У меня такой вопрос. Скажите, бытует мнение, что Президент – это, конечно, такой образ сильный, Вы у нас как сильный лидер можете своей волей принять любое решение. А насколько Вы самостоятельны в своих собственных решениях? Не давит ли груз различных министерств и ведомств? Насколько Вы можете самостоятельно решать, куда Вам ходить, куда Вам ездить? Ведь есть же какие-то задачи… Просто интересно.

В.ПУТИН: Главное для человека – это внутренняя свобода. Но быть внутренне свободным – это самое главное. Конечно, если человек занимается определенной деятельностью, в частности, члены Правительства, Председатель Правительства, Президент, некоторые министры наши, которые являются охраняемыми лицами, – это внешняя свобода, она, конечно, в известной степени ограничена. Но это выбор каждого человека. Человек сам должен для себя решить, что для него важнее: иметь возможность заниматься крупной государственной деятельностью, принимать решения, влиять на судьбу страны или быть полностью свободным, в том числе и с точки зрения внешней свободы, передвигаться свободно, встречаться с друзьями, ездить в отпуск куда захочешь и так далее. Это внутренний выбор человека.

Да, ограничения есть, они серьезные, конечно, но компенсацией служит возможность работать над решением задач, от которых в значительной степени зависит судьба собственной страны. А ничего дороже, чем Родина, у нас с вами нет.

Что же касается свободы с точки зрения принятия решений, то закон позволяет, полномочия Президента – очень большие.

Сейчас вернусь опять к тому, о чем мы много раз сегодня уже говорили, в том числе когда говорили об образовании, но с другой стороны – со стороны той проблемы, которую Вы затронули. Знаете, говорю совершенно искренне и уже со знанием дела, поскольку семь лет проработал в качестве Президента: чем компетентнее человек, тем больше у него свободы в принятии решений. Потому что если компетентности недостаточно, если знаний мало, тогда начинаешь прислушиваться к различным мнениям и очень трудно выбрать даже наиболее эффективное и правильное. Много всяких советчиков, советников, много всяких должностных лиц высоких, мнений много, а выбрать наиболее оптимальное – это непростое дело. И это зависит от подготовки человека, от его образования, от его интуиции. А интуиция, как известно, тоже основана на знании и опыте.

И поэтому еще раз призываю обратить внимание, повернуться еще раз к проблемам образования.

А.ЗЮКИНА: Владимир Владимирович, месяц назад я и две мои подруги из города Тулы ездили в Эстонию нести «вахту памяти» на месте снесенного Бронзового солдата. Там нас задержала эстонская полиция, расценив наши действия как представляющие угрозу национальной безопасности. Мы просидели десять часов в камере, потом нас депортировали, теперь нам запрещен въезд в страны Евросоюза на десять лет.

Когда я ехала в поезде в Эстонию, меня не покидали следующие мысли.

В 90-х годах Россия хотела быть дружелюбной по отношению ко всему миру. В то время мы потеряли свою идентичность. Мы представляли собой слабую страну. Сейчас мы стали гораздо сильнее, и это многим не нравится, и многие уже стучатся в нашу дверь и пытаются угрожать нам и ослабить нашу страну. Я считаю, что государство должно взаимодействовать с нами, то есть с обществом, по решению таких острых проблем. Как Вы считаете?

В.ПУТИН: Позиция абсолютно правильно изложена. Конечно, государство и общественные организации должны находиться в постоянном диалоге. И не всегда позиции общественных организаций и государства должны совпадать. Более того, чаще всего они расходятся. Общественные организации тоньше чувствуют, что нужно обществу, что нужно людям, и они должны влиять на политику государственной власти. Но есть вопросы, по которым общество должно консолидироваться и объединяться вместе с государством. Это, конечно, касается в первую очередь, может быть, нашей позиции в мире.

И я с удовлетворением могу отметить, что по некоторым жизненно важным вопросам для нашего государства действительно – во всяком случае, на парламентской площадке я такую консолидацию очень часто вижу по вопросам внутренней политики, даже обороны, безопасности, по социальным вопросам – партии, входящие сегодня в Думу, очень часто и очень остро ведут дискуссию между собой. Но есть некоторые вещи, по которым, еще раз хочу сказать, с удовлетворением отмечаю эту консолидацию. И это, конечно, прежде всего касается позиционирования России в мире.

Вот то, о чем Вы рассказали, Ваша поездка в Таллин, понятна реакция эстонских властей. Думаю, что это продолжение их ошибочной политики, связанной с попытками пересмотреть прошлое. А то, что они Вас посадили за решетку, усугубляет эту ошибку. А третье – то, что Вам закрыли въезд в сам Евросоюз, значит, что с этой ошибочной позицией консолидируются некоторые европейские страны, а эстонские власти добиваются своих решений, что очень плохо, очень вредно. Но нам это дает шанс продолжить работу по защите наших интересов.

И дело не в Вас лично, а дело в том, что это недопустимо, когда люди приезжают в страну с целью продемонстрировать свое отношение к деятельности властей, а их потом за это наказывают. А чем тогда они отличаются от деятельности других стран, которые поступают таким же образом? Они вот критикуют Беларусь, допустим, за жесткость во внутриполитических делах. Но чем же тогда они лучше?

Хорошо, что Вы сказали об этом. Думаю, что мы и на уровне общественных организаций, молодежных движений, и на государственном уровне должны будем добиваться отмены этого дурацкого решения. И не только для того, чтобы обеспечить вам возможность поездить по этим странам (у нас интереснее, чем в этих странах), – а по самому факту. Понимаете, по самому факту. Это хорошо, что они так сделали. Это дает нам возможность их постоянно подстегивать для движения в правильном направлении.

И.ЧЕРЕСИЗ: Движение «Наша страна», Владивосток. Я хотел бы даже не столько задать вопрос, сколько поднять проблему, осветить наше мнение и понять Ваше мнение по ней. Эта проблема, как ни странно, величия нашей страны, скажем так, величия географического. Потому что мы часто, говоря о России, говорим: самая большая, самая великая, самая длинная железнодорожная магистраль и так далее, и тому подобное. Но мы забываем, что у этих достижений есть и обратная сторона. Это то, что мы на Дальнем Востоке называем «островным синдромом».

Я сам буквально два года как приехал на Дальний Восток, меня очень удивило, что местные молодые люди – владивостокчане, магаданцы, жители других городов Дальнего Востока – употребляют такое выражение, как «поехать в Россию». То есть они живут в нашей стране, в России, и при этом говорят: я или мой отец, моя мама поехали в Россию. Имеется в виду в Москву, в Центральную Россию и так далее. Мне кажется, это, конечно, совершенно чудовищно, потому что как можно говорить о едином пространстве – экономическом, культурном да любом национальном пространстве, – если употребляются такие слова.

Поэтому движение «Наша страна» на протяжении последнего года пытается поднять проблему того, что для молодого человека попасть в эту самую Россию, то есть в Москву, в Центральную Россию, просто очень тяжело с чисто финансовой точки зрения. Мы привлекаем к этому внимание региональных авиакомпаний, федеральных, региональных властей. Но между тем мы понимаем, что мы не можем воздействовать на авиакомпании, поскольку это вопросы бизнеса, мы не имеем права давить или говорить: назначайте нам цены такие-то, а не такие-то. Это понятно, там издержки и так далее. Поэтому мы хотим поднять эту проблему в общенациональном масштабе и хотим узнать Ваше мнение по этой проблеме, как Вы ее видите.

И маленькое буквально замечание. Поскольку очень большое значение имеет не только, скажем так, физическая близость (потому что страна у нас какая есть – такая есть, ничего мы с этим уже не сделаем; и слава Богу, что она такая, самая большая) – самое главное, мне кажется, это культурная близость. И здесь мне хотелось бы отметить и действия Правительства, и Ваши лично, и, соответственно, уверить Вас в нашей поддержке по таким действиям, как создание на Дальнем Востоке Тихоокеанского национального университета. Вернее, скажем так, это идея о создании, пока только проект разрабатывается, но я думаю, что он будет воплощен. Мне кажется, что это именно создание общекультурного, общеобразовательного пространства. Сейчас, на этой встрече, много говорили об образовании, мне кажется, что это очень важный момент. Я от лица нашего движения, нашей страны говорю, что мы обязательно это поддержим и будем сами работать в этом университете, привлекать своих друзей, учиться и учить молодежь Дальнего Востока.

В.ПУТИН: Действительно, наша страна самая большая по территории в мире. И из этого следуют определенные проблемы, в том числе связанные с перемещением населения по территории страны. И в царские времена, и в советские времена это было связано с субсидированием со стороны государства. Должен сказать, что это субсидирование и сейчас продолжается. Проблема решается двумя способами: субсидирование плюс перекрестное субсидирование, то есть переложение нагрузки с гражданских перевозок на увеличение тарифов, связанных с перевозкой коммерческих грузов.

Железная дорога, ОАО «РЖД», этим и занимается. То есть, задирая тарифы на перевозку коммерческих грузов, понижает тарифы на перевозку пассажиров. Это что касается железной дороги.

Но чтобы мы с вами все понимали – я думаю, что многие понимают, – как только ОАО «РЖД» повышает тарифы для перевозки промышленных грузов, то грузоотправитель и грузополучатель закладывают это в конечную цену товара. Перевезли металл или перевезли уголь – на уголь подняли тарифы, значит, собственник угля потом повышает цену на этот уголь, и в конечном итоге мы с вами все равно за это заплатим. Но другого пути нет, мы все равно будем это делать.

Более того, вы, наверное, знаете, я создал специальную комиссию под руководством Председателя Правительства, которая будет заниматься проблемами Дальнего Востока и Зауралья (в основном Дальний Восток и Восточная Сибирь). Там не только проблемы (Вы это хорошо знаете как житель Дальнего Востока), связанные с дорогими перевозками. Людям действительно трудно попасть в центральную часть России. Но главным образом что мы должны делать? Повышать заработную плату, доходы населения должны расти. Тогда это будет естественный процесс, тогда не нужно будет из государственного бюджета субсидировать перевозки, тогда люди сами смогут платить за это, но нужно повышать заработную плату. А заработную плату можно повысить только тогда, когда развиваются производственные силы и производственные мощности, развивается экономика региона, причем на собственной базе. Не только лес вывозить в Китай нужно – нужно создавать новые высокотехнологичные производства.

К сожалению, это задача, которая не может быть решена ни за два, ни за три, ни за пять, ни даже за десять лет. Это задача, которая должна решаться десятилетиями. Но энергетические мощности там сейчас уже есть, вы знаете – и Бурейская ГЭС, и так далее. То есть база для развития экономики там практически создана. И задача этой комиссии как раз будет заключаться в том, чтобы развивать экономику региона. А до тех пор, конечно, мы будем думать и будем решать вопросы, не только связанные с транспортом, но, скажем, и с энергетикой. В два раза больше вас люди платят за тепло, за электроэнергию, чем в других частях России. Это, конечно, никуда не годится.

Но проблема-то в том, что государство, к сожалению, недостаточно внимания уделяло – не сейчас, а на протяжении целых десятилетий – развитию Дальнего Востока и Восточной Сибири. Вложений было не очень-то много. Даже железную дорогу туда проложили – построили за год, по-моему, в 1902–1903 годах, готовились к войне с Японией. А до этого дороги же не было. Попасть на русский Дальний Восток можно было только через Индийский океан. Все завозили вот так, по океану. Не было дорог совсем.

Мы только сейчас заканчиваем шоссейную дорогу Чита–Хабаровск. Вот только-только, еще не довели до конца, вчерне только проложили. Но проблема известная, ясная, и ее будем решать обязательно.

В.ВАСИН (движение «Новые люди»): Владимир Владимирович, здравствуйте!

Территориально мы активно работаем в Поволжье. Главная артерия нашей страны – Волга. Астрахань, Волгоград, Саратов, Самара. Мы принимаем активное участие в образовательном форуме движения «Наши» на Селигере. У нас делегация 200 человек. Сегодня утром, на планерке, просили передать Вам большой привет.

В.ПУТИН: Спасибо.

В.ВАСИН: Я Вам его передаю.

Дело в том, что такие образовательные программы на самом деле очень активные и очень важные. И мы готовы перенять их опыт и тоже мультиплицировать их в своих регионах. Конечно, это очень важно.

Вы в самом начале своего выступления затронули тему, что впереди у нас довольно серьезный и активный политический сезон, и молодежь должна в нем по хорошему счету принять активное участие. К сожалению, на сегодняшний день молодежь у нас далека от политики и для нее это что-то очень страшное, грязное и плохое. Политика – это слово, у которого есть некий образ. Слово-символ. На сегодняшний день слово «политика» несет образ грязного, чего-то плохого, отвратительного, отталкивающего. Но сама по себе политика, если брать смысловую нагрузку изначально, это «политике».

В.ПУТИН: Почему сегодня? Это всегда так было.

В.ВАСИН: К сожалению. Но ведь есть у слова смысловая нагрузка. В переводе с греческого политика (это «политике») – множество интересов. И человек, у которого есть интересы, он обязательно в политике. Человек без интересов – человек вне жизни. Без политики – это вне жизни. Вне политики – вне жизни. Мы вообще планируем на сегодняшний день развить концепцию именно участия во всех предвыборных делах по раскрутке нового образа, именно той смысловой нагрузки, которую на самом деле несет слово «политика» – что человек, который вне политики, вне жизни, он не живет, а существует.

Р.ГАТТАРОВ: Руслан Гаттаров, «Молодая гвардия Единой России», председатель комитета Законодательного Собрания Челябинской области по делам молодежи и физической культуре и спорту.

В.ПУТИН: Заметно.

Р.ГАТТАРОВ: Спасибо.

Взрослые, так получается (конечно, исключая наших родителей) очень странно относятся к молодому поколению. Так получается, что у нас все занимаются молодежной политикой, занимаются молодежью, и в то же время никто.

Я хотел бы вернуться к тому, что говорили Надежда, Василий. Если взять исполнительную власть, то нас «пристроили» в кружок к образованию, если взять законодательную власть, то нас «отдали» в секцию «физическая культура и спорт». То есть получается, как в той поговорке, у семи нянек дитя без глаза.

Мы считаем, что пришло время дать импульс Правительству, регионам, Федеральному Собранию о том, что молодежи нужно свое министерство, и Комитет Государственной Думы по физической культуре и спорту и делам молодежи разделить на два самостоятельных комитета: на комитет физической культуры и спорта и «комитет будущего» – то, о чем Вы говорили (о том, что молодежь должна заниматься не только вопросами молодежи, а еще и всем спектром инновационных стратегических проектов, связанных с будущим России).

В.ПУТИН: Мы уже говорили об этом, Василий задавал этот вопрос с самого начала.

Я в принципе не против того, чтобы у нас в структуре Правительства было нечто, что занималось бы профессионально именно молодежной политикой. Но функции этого подразделения, этого ведомства должны быть определены таким образом, чтобы это не было единственным центром, чтобы это не было ЦК комсомола в обновленном виде. Но структура, которая должна заниматься молодежной политикой, должна мобилизовать усилия общества и государства на решение этих задач, – конечно, она востребована. Не исключаю, думаю, что это вполне возможно, сейчас будем с коллегами разговаривать, в том числе с «Единой Россией», если выборы для «Единой России» пройдут успешно, то они, конечно, будут влиять на формирование в будущем Правительства, на его структуру. Уже сейчас мы, конечно, можем об этом поговорить и заранее договориться о том, что такая структура в рамках Правительства будет создана.

Что же касается того, что дитя без глаза, что у нас такая убогая молодежь, – Вы знаете, не хочется сегодня говорить об этом, но старшие поколения всегда считали, что молодежь убогая. Возьмите нашу классику, посмотрите, там все это давно написано. Вроде бы у нас такое приятное настроение, не хочется даже вспоминать об этом, но надо.

В любом случае вам большое спасибо, и не только за Селигер, не только за то, что вы там делаете, а в принципе за работу, за активную позицию. Но мне представляется, что вам и самим должно быть это интересно, правда? Потому что это то, из чего состоит наша жизнь, и то, какой она будет завтра. Это не громкие и высокие слова о судьбах страны, о судьбах нашего народа – это то, что касается каждого человека.

У древних скандинавских народов было такое поверье, что да, судьба предопределена, говорили они, но то, какой она будет, зависит от того, что мы делаем сегодня. Это очень правильно. И я думаю, что, делая то, занимаясь тем, чем вы занимаетесь сегодня, вы выстраиваете свою собственную, личную жизнь на будущее, а значит, и на будущее всей страны работаете.

Спасибо вам большое.

распечататьраспечатать

Карта сайта